mirizdetstva (rudakov_i_a) wrote,
mirizdetstva
rudakov_i_a

Мы будем вместе.

Я так обрадовалась найденному, казалось бы, выходу из затруднительного положения, что уже вела мысленный диалог с Пашей и представляла, какими именно словами буду объяснять ему суть дела. – Заткнись! – сказала я. Мы передумали сотрудничать с «Экватором» и сейчас уйдем отсюда. – Значит, дочь ее начала шантажировать? – Вот именно. Конечно, доходы в том и в другом случае несколько различаются, но методы совершенно идентичны. Если бы не добровольный помощник милиции Афонин, то мы бы не скоро вышли на ее след». Однако тетя, должно быть, успокоилась, вспомнив, сколько прошло лет, даже если и подозревала меня в хитрости. Зато правоохранители в его сторону лишь скорбно вздыхали и сетовали на недостаточность улик. Она улыбалась кончиками губ, не открывая рта, возле глаз собирались морщинки, расходясь лучиками, и глаза словно излучали сияние. – Шире ноги! – закричал командир и, словно накладывая последний штрих, саданул отморозка башмаком по лодыжке. – Так называемый генератор «белого шума», – прокомментировал чекист. Он, как символ иной, некогда счастливой и беззаботной жизни, давал ей надежду на то, что все будет благополучно. Телевизор на тумбе у соседней стены, три дивана, выстроившиеся буквой П вокруг ковра, сервант и рядом с ним – еще одна дверь. Удивительно, но от этого неяркого света лицо шадринского «бригадира» казалось еще бледней. – Полковник вежливо пододвинул ему папку с личным делом. Для тридцати пяти лет – нормальное начало. И вдруг я поняла, что он испытывает неловкость. – Никогда. Можно было возвращаться. В конце концов, генерал Вощанов должен был проинструктировать коллегу, каким образом сохранить бесценные сокровища, которые он ему доверил. Нашими соседями оказались девушка лет двадцати, по виду студентка, да молодой щеголеватый армянин, который студентку охмурял – без особого, кажется, успеха. Имя же с девочкой осталось на всю жизнь. – Хорошо, идем в кафе, – точно очнувшись, сказала я. Прохлада. – Пока я хочу только поговорить. – У защитника имеются вопросы к потерпевшему? – повернул судья голову в сторону адвоката Дубровской. Через двадцать минут я решила, что надо мной издеваются, еще через десять почувствовала себя идиоткой. – Хорошо, думаю, мы можем с вами встретиться на днях.. – Всего доброго, – откланялся Дмитрий.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments