mirizdetstva (rudakov_i_a) wrote,
mirizdetstva
rudakov_i_a

Поглядим.

– Я бы избавилась от маменьки, а заодно и от дочки». Дубровская осталась в коридоре одна. Анна устроилась возле батареи, все еще зябко дергая плечами, хотя в кухне было тепло. Подваливай в Люберцы, мы тебя всей бригадой отпидарасим! – Не понял, – Саша переложил трубку в другую руку. – Хотя. как некоторые. Женщины оставили реплику Павла Алексеевича без ответа. Я подумала, что неплохо бы позвонить еще и в милицию, но, оглянувшись, увидела, что из четырех тел на земле осталось только одно – того, с кем я разобралась дополнительно. Кстати, кто это? – Неважно. – Вы будете меня за это судить? – Вы можете быть серьезным? – одернула его я. Абсолютно уверена. – Ты не могла бы. – Только не надо рассказывать мне байки про патриотизм,– окрысился Банников. – О да, разумеется. Мне, честно говоря, не нравилась ни та, ни другая. Извините, вы когда-нибудь читали Гофмана? – Координатор частенько склонялся к силлогизмам и отвлеченным литературным параллелям, и вопрос, заданный как бы некстати, нимало не удивил его заместителя. – Позвольте, Светлана, я сам открою. Откуда этот тип мог узнать о том, что произошло двадцать лет назад? Ты кому-нибудь об этом рассказывала? – Нет. Хотя, конечно, она имела все основания заподозрить меня в неискренности и в стремлении пустить пыль в глаза. Одно звено цепи было разломано пополам, и края оплавились. Госпожа Мерцалова рассматривала девушку с таким странным выражением лица, будто спрашивала себя, что нашел ее обожаемый отпрыск в этой самозванке. На сердце большими буквами вышито «Ульяна», между прочим, это мое имя. – А что заставило вас изменить свои привычки? – Работа. Его знаки внимания не остались незамеченными, да вот беда, кроме славного имени да личных достоинств, у бравого офицера ничегошеньки не было. Огромный богатый город и пещерные законы «дикого» капитализма, обтекаемость законов и тотальная продажность всех, кто только может продаться. – Ну, не будем ссориться. – И тут на вашем горизонте возник Лузгин. – Почему ко мне? – Потому что у меня от этой клетушки начинается клаустрофобия.. Наверное, он бы мог и спасти строптивца, поместив на какое-то время в помещение камерного типа, в барак усиленного режима, в конце концов – «на крест», то есть в зоновскую больницу, но по понятным причинам решил этого не делать.
Tags: Новостной пост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments